Война или мир, что страшнее?

В начале июня территорию, именуемую Киевом «зоной операции объединенных сил», посетили сразу две делегации. Одна из ФРГ – во главе с министром иностранных дел, вторая – из Франции во главе с послом на Украине. Почему столько внимания? Европа обеспокоена очередной эскалацией боевых действий, ей не хватает «свежих» впечатлений перед встречей «нормандской четверки», лидерам Германии и Франции нужна некая фактическая «зацепка» для усиления давления на Россию?

Александр Орлов

Частично ответить на эти вопросы можно будет только после встречи «четверки», но уже сейчас есть все основания утверждать: основной вопрос – «всеобъемлющее политическое урегулирование» между Украиной и республиками Донбасса по согласованию с представителями «отдельных районов Донецкой и Луганской областей», как того требует «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» от 12 февраля 2015 года, – даже не будет поставлен.

Почему?

Потому что ни один из ключевых пунктов соглашения Киевом не выполнен, и напоминать ему об этом европейские гаранты реализации Минских соглашений не намерены. По той простой причине, что в Европе не хуже, чем на Украине понимают: даже попытка реального политического урегулирования в Донбассе обернется для этой страны новой гражданской войной.

Любое урегулирование конфликта подразумевает определенное согласие двух сторон, а политическое урегулирование – во-первых, снятие всех претензий на одностороннее решение, во-вторых, качественное изменение государственного устройства, в результате которого новый статус территорий исключит «колониальную» политику со стороны «центра».

Минский Комплекс мер, по сути дела, и есть основа для кардинальной политической реформы на Украине, требующая коренной перестройки взаимоотношений общества и власти. Не случайно кроме «ситуативных» положений о прекращении огня, помилования и амнистии «путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями», урегулирования всех вопросов «в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы», текст документа содержит базисный пункт:

«Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании 1, до конца 2015 года».

Именно он оказался «самым забытым» странами Запада в 2018 году. Въедливо «изучаются» варианты «восстановления» территориальной целостности страны, обсуждается «всеобщее» участие в возвращении блудных сыновей на родину, упоминаются даже формулы обмена, а о конституционной реформе – децентрализация страны плюс особый статус Донбасса на постоянной основе – ни слова!

Она потеряла актуальность? Нет. Все хуже, чем было в 2015-м. Политические расправы над инакомыслящими с фабрикацией дел о государственной измене или шпионаже, притеснения «национальных меньшинств» по языковому принципу, провокации с участием подонков типа Аркадия Бабченко – слишком явные свидетельства того, что действующий режим превращает государство в инструмент террора. Но ни одного требования по институционализации положений Минских соглашений нет. Это же не антикоррупционный суд, закон о котором Запад заставил принять Раду откровенным шантажом! Нет даже ни одного вежливого призыва вроде того, каким подталкивают власть возглавить гей-парад в Киеве.

Больше того, гуманный Запад в упор не замечает последовательной трансформации плана политической реформы на Украине в людоедские планы действующего режима, публично озвучиваемые министром внутренних дел Украины Аваковым. Тем самым, кто за счет налогоплательщиков содержит военизированные формирования украинских нацистов.

Этот урод уравнивает жителей республик Донбасса с коллаборационистами, служившими нацистской Германии, и требует расправы над всеми. С уголовным преследованием тех, кто сотрудничал «с оккупантами в ущерб своей стране», и с поражением в правах «жертв оккупации». И с учетом того, что вся репрессивная система, созданная на Украине, легко превратит в преступника любого, кто не понравится наследникам гитлеровского прислужника Бандеры.

На днях бывший СБУшник, генерал-майор Василий Вовк заявил, что в республиках Донбасса «80% не хотят в Украину» и что жители «не оккупированных территорий… больше смотрят в сторону России». Что ждет их всех, если «орлы» Авакова под присмотром сил ООН примутся наводить гитлеровский порядок? Скольких ждет «освобождение» с поражением в правах и скольких судебные и уличные расправы банд головорезов? Уцелеют ли в этой мясорубке те 20%, кто еще «хочет в Украину»?

Получается: тяжелейшая война, блокада, заморозка конфликта более гуманны, чем мир, приготовленный Киевом.

Германия и Франция на словах заявляют о своей приверженности мирному урегулированию на основе Минских соглашений. В отличие от США, которым Донбасс необходим как военный плацдарм. Но ни одно официальное лицо из стран, представленных в нормандской четверке, ни словом не обмолвилось о том, чем отличается мир по-европейски от мир по-киевски, и не дистанцировалось от планов, озвученных министром внутренних дел Украины. Тем самым, кто содержит военизированные неонацистские группировки за счет налогоплательщиков. А ведь речь идет не просто об отказе от принципиальных минских положений. Речь – о фундаментальных правах человека, о презумпции невиновности, об уравнивании жителей Донбасса с коллаборантами, служившими Гитлеру, о внесудебных расправах…

Дружное молчание Европы означает только одно – негласный отказ от Минска и согласие с нацистскими планами в духе Авакова.

Материалы информационного портала «Луганск 1»

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *