Сотрудник музея Иван Слетин: «Жители Луганщины внесли весомый вклад в освоение космоса»

Об уроженцах Луганщины, принимавших участие в освоении космоса, и вкладе региона в космическую промышленность СССР в День космонавтики ЛИЦ рассказывает заведующий отделом современной истории Луганского краеведческого музея Иван Слетин.

ТРУДНАЯ ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ

– Иван Владимирович, сколько летчиков-космонавтов СССР были родом из нашего края?

– За весь период существования Советского Союза в космос были отправлены 72 человека, из них двое – наши земляки. Это Владимир Ляхов и Георгий Шонин. Кроме того, известный космонавт Георгий Береговой в 1941 году окончил школу военных летчиков имени Пролетариата Донбасса, которая тогда находилась в Ворошиловграде.

– Расскажите подробнее о космических достижениях луганчан.

– Начну с истории жизни, пожалуй, самого известного нашего земляка-космонавта Владимира Афанасьевича Ляхова. Он родился 20 июля 1941 года в Антраците, в семье простого рабочего. Окончил среднюю школу № 6, затем, в 1964 году – Харьковское высшее авиационное училище и нес службу в военно-воздушных силах СССР. За весь срок службы Ляхов налетал на различных самолетах более 4500 часов.

В отряд космонавтов он был зачислен в 1967 году. Прошел полный курс подготовки к полетам на космических кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют». В 1975 году Владимир Афанасьевич окончил Военно-воздушную академию имени Юрия Гагарина, активно занимался спортом – имел 3-й разряд по футболу и звание «Заслуженный мастер спорта СССР».

Ляхов трижды побывал в космосе, в общей сложности налетав 333 дня 7 часов 17 минут.

Свой первый полет в космос наш земляк совершил 25 февраля 1979 года вместе с Валерием Рюминым в качестве командира космического корабля «Союз-32». Работал на борту орбитальной станции «Салют-6», откуда осуществил внеплановый выход в открытый космос продолжительностью час 23 минуты – требовалось отделить космический радиотелескоп, который зацепился антенной за элементы конструкции станции. Общая длительность пребывания экипажа в космосе на то время была рекордной – 175 дней и 35 минут.

Второй раз Ляхов полетел в космос 27 июня 1983 года – и снова в качестве командира корабля «Союз Т-9». На этот раз экипаж в составе Владимира Ляхова и Александра Александрова отправился к станции «Салют-7». В течение этого полета Владимир Афанасьевич выходил в открытый космос дважды – производил установку дополнительных солнечных батарей для спасения станции, которая осталась фактически без энергии. В этот раз экипаж провел в космосе 149 дней и 10 часов.

Вернувшись на Землю, Ляхов проходил подготовку к космическим полетам по международным программам, в частности, принимал непосредственное участие в программе «Интеркосмос».

В третий и последний раз наш земляк отправился к звездам 29 августа 1988 года в качестве командира космического корабля «Союз ТМ-6» совместно с Валерием Поляковым и Абдул Ахадом Момандом. На крупнейшей в то время орбитальной станции «Мир» космонавты вместе с основным экипажем – Владимиром Титовым и Мусой Манаровым – работали семь дней, а их продолжительность пребывания в космосе в этот раз составила восемь дней и 20 часов.

ФИНАЛ, НЕ СТАВШИЙ ТРАГИЧЕСКИМ

– Этот полет международного экипажа был как-то связан с упомянутой вами программой «Интеркосмос»?

– Конечно. В 1967 году в СССР была принята космическая программа «Интеркосмос», которая позволила космонавтам и организациям дружественных Советскому Союзу стран участвовать в космических исследованиях. Благодаря этой программе в космосе впервые побывали космонавты, не являющиеся гражданами СССР или США.

В сентябре 1987 года правительство Республики Афганистан и Главкосмос СССР подписали соглашение о полете афганского космонавта на орбитальную станцию «Мир». В космос отправился Абдул Ахад Моманд – первый и последний на данный момент афганский космонавт. Он окончил Кабульский политехнический университет, учился на военного летчика в Краснодарском и Киевском военно-авиационных училищах, а также в Военно-воздушной академии имени Юрия Гагарина. В полет Моманд взял с собой два экземпляра Корана, национальный флаг и набор конвертов для спецгашения на борту станции.

В качестве космонавта-исследователя представитель Республики Афганистан участвовал во многих экспериментах на орбите. Одним из них стала фотосъемка из космоса территории его страны, на основе которой впоследствии был составлен первый в истории полный картографический атлас Афганистана.

Очень непростой стала финальная часть этого полета. Ляхов и Моманд возвращались на Землю на борту космического корабля «Союз ТМ-5», 6 сентября они отстыковались от орбитальной станции. Сразу после расстыковки вместо расхождения со станцией корабль стал вращаться вблизи нее, что грозило столкновением. После обсуждения ситуации с Центром управления полетами (ЦУП) Ляхов включил необходимые датчики, и вращение прекратилось.

Но вскоре неприятности начались снова. За 30 секунд до включения двигателя на торможение отказала система ориентации, поэтому двигатель не включился. В этой ситуации Ляхов действовал образцово – он отключил двигатель, когда тот вдруг заработал внештатно, что могло привести к посадке где-нибудь в Китае, а то и в океане.

Вторая попытка спуска была предпринята на следующем витке. Но на этот раз ЦУП случайно ввел в бортовую ЭВМ неверные данные, в результате чего тормозной двигатель проработал всего несколько секунд. Командир корабля дважды пытался вручную «удержать» работающий двигатель, но тот снова и снова отключался, и корабль остался на орбите.

Несмотря на то что «Союз ТМ-5» не пошел на спуск, автоматика включила программу разделения отсеков. По этой программе через 21 минуту спускаемый аппарат должен был отделиться от приборно-агрегатного отсека. Обычно это случается после того, как корабль устремляется к Земле, и в агрегатном отсеке с отработавшим свое двигателе более нет нужды. Но сейчас-то Ляхов и Моманд были еще на орбите! Если бы произошло разделение отсеков, корабль в буквальном смысле развалился бы на две части, и тогда у экипажа не осталось бы ни одного шанса вернуться на Землю.

Возможности посоветоваться с Землей у Владимира Ляхова в тот момент не было – корабль летел вне зоны связи с Центром управления. На принятие спасительного правильного решения у него оставалось чуть больше 20 минут.

Через некоторое время, когда корабль вошел в зону связи и Ляхов начал доклад руководителю полета, взвыла сирена, сигнализирующая о начале разделения отсеков: до него оставалось чуть более двух минут. Космонавт срочно запросил разрешение на отключение программы разделения, но Земля медлила с ответом. В этот момент, на границе между жизнью и смертью, Ляхов сам выключил программу разделения. Промедли он хоть минуту, оба космонавта погибли бы.

ЦУПом было принято решение отложить посадку на сутки, чтобы гарантированно попасть в штатный район приземления в Казахстане. Космонавты вновь оказались в нелегкой ситуации: без воды, без еды, а главное – без туалета, да и кислорода оставалось не так уж много. Сутки прошли в мучительном ожидании, усугубленном жаждой и дискомфортом.

На следующий день, 7 сентября, третья попытка спуска наконец-то увенчалась успехом. У поверхности Земли сработали двигатели мягкой посадки, к приземлившемуся аппарату поспешили спасатели из поисковой службы, которые помогли космонавтам выбраться. Так завершился этот едва не ставший трагическим космический полет.

Правительство СССР высоко оценило заслуги нашего земляка: Владимир Ляхов был дважды удостоен звания Героя Советского Союза. Кроме того, космонавт получил звание Героя Демократической Республики Афганистан с вручением медали «Золотая звезда» и ордена «Солнце Свободы».

Владимир Афанасьевич скончался 19 апреля 2018 года в возрасте 76 лет. Мы бережно храним память о выдающемся земляке. В экспозиции Луганского краеведческого музея представлен скафандр, в котором космонавт летал на станцию «Салют-7» и выходил в открытый космос, инструменты, использовавшиеся им при ремонте станции «Мир», и другие экспонаты.

СВАРКА В КОСМОСЕ И ЭКСПЕРИМЕНТ «ФАКЕЛ»

– А каков вклад в освоение космоса нашего второго земляка-космонавта?

– Его заслуги несколько скромнее, но не менее интересны и значимы.

Георгий Степанович Шонин родился 3 августа 1935 года в Ровеньках. В 1957-м окончил Ейское военно-морское авиационное училище летчиков и в звании лейтенанта был направлен служить на Балтику, в 935-й истребительный авиационный полк военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота. Через год Шонин уже стал старшим летчиком, а в марте 1958-го его перевели в 768-й истребительный авиационный полк ВВС Северного флота. Именно там наш земляк познакомился с будущим первым космонавтом планеты Юрием Гагариным, который служил в соседнем 769-м полку, базировавшемся в поселке Луостари-Новое Мурманской области.

Именно с севера и Шонин, и Гагарин были направлены в Москву для прохождения медицинской комиссии и зачисления в отряд космонавтов. Интересно, что зачислены туда они были одним приказом главкома ВВС от 7 марта 1960 года. Вот что говорил о Шонине Юрий Гагарин: «В общении прост. Волевой, прямой, честный. Что думает – в себе не таит. Если не нравится, рубит напрямую. Уважают его у нас. Летал хорошо и в простых, и в сложных условиях, а случится другому тяжело — последнюю рубашку отдаст».

На счету Георгия Степановича всего один полет к звездам – 11 октября 1969 года он участвовал в космическом полете в качестве командира корабля «Союз-6» вместе с бортинженером Валерием Кубасовым. Продолжительность полета составила четверо суток и 22 часа.

Во время группового полета трех кораблей – «Союз-6», «Союз-7» и «Союз-8» – предполагалась стыковка двух последних. Космонавты «Союза-6» должны были находиться поблизости, приблизительно в 50 метрах, и производить киносъемку стыковки. Однако из-за отказа электроники автоматической системы «Игла» стыковка не состоялась. Корабли были оборудованы только для автоматической стыковки, ручная, под управлением космонавтов, была невозможна.

Этот полет ознаменовался двумя очень важными событиями. Одним из них стал первый опыт сварки в космосе. В орбитальном отсеке корабля «Союз-6» была смонтирована установка «Вулкан», предназначенная для проведения сварки в невесомости в условиях космического вакуума. К слову, эту установку разработали ученые киевского Института сварки имени Евгения Патона.

Испытания сварочной установки «Вулкан» прошли успешно. Во время проведения сварки космонавты находились в спускаемом аппарате корабля, а орбитальный отсек был разгерметизирован. Космонавты контролировали процесс сварки по приборам, установленным в спускаемом аппарате.

Вторым важнейшим моментом этого полета стало проведение эксперимента «Факел» по визуальному обнаружению запусков баллистических ракет, который тоже прошел удачно.

16 октября «Союз-6» успешно приземлился. Вертолеты поиска прибыли на место приземления через 10 минут, к этому времени космонавты уже самостоятельно выбирались из спускаемого аппарата.

За этот полет Шонину было присвоено почетное звание Героя Советского Союза и звание «Летчик-космонавт СССР». Кроме того, наш земляк был награжден Орденом Ленина.

Впоследствии Георгий Степанович, окончивший Московскую военно-воздушную инженерную академию имени Николая Жуковского, был заместителем командующего пятой воздушной армией, командующего ВВС Одесского военного округа, начальником 30-го Центрального НИИ авиационной и космической техники Министерства обороны СССР. Скончался 6 апреля 1997 года в Звездном городке, похоронен в Московской области.

Посетители Луганского краеведческого музея могут увидеть в экспозиции китель Георгия Шонина, комплект продуктов космического питания и другие экспонаты.

ТЕПЛОВОЗЫ ДЛЯ «БУРАНА»

– Каждый полет в космос был заслугой не только космонавтов, но и сотен инженеров-конструкторов, рабочих. Имели ли предприятия Луганска, в то время крупного промышленного центра, отношение к развитию космической отрасли?

– Разумеется. Периодом бурного развития ракетостроения и космических исследований в СССР стали 1960-1980-е годы. Конечно, эти процессы не могли не затронуть такое уникальное предприятие, как наш завод имени Октябрьской революции («Лугансктепловоз»), который поставлял большое количество локомотивов во все регионы СССР. Как и на многих других крупных предприятиях того периода, здесь работали «закрытые» цеха, которые выполняли заказы для оборонной и космической промышленности.

Так, в 1965 году решением правительства заводу была поручена работа по созданию средства тяги для вывоза тяжеловесных космических ракет-носителей нового поколения из монтажно-испытательного корпуса к стартовой площадке на космодроме Байконур.

В составе серийного конструкторского отдела (СКО) предприятия было создано бюро специальных тепловозов. По результатам предварительной проработки технического задания в качестве базовой машины был выбран серийный тепловоз ТЭ3. Однако для обеспечения целого ряда специальных требований необходима была значительная его доработка. Этим и занялись специалисты предприятия.

В 1966 году партия тепловозов с индексом ПТЭ3 была поставлена на космодром, где успешно прошла испытания в составе космического комплекса и была передана в эксплуатацию. Луганские конструкторы принимали активное участие во всех этапах испытаний и осуществляли авторский надзор в процессе эксплуатации тепловозов.

Высокое качество исполнения этого заказа позволило тепловозам без отказов отработать двойной гарантийный срок перед тем, как они исчерпали свой рабочий ресурс.

В начале 1980-х годов луганскому заводу было выдано задание военно-промышленной комиссии Совета министров СССР на создание средства транспортирования многоразовой ракетно-космической транспортной системы «Энергия» с орбитальным кораблем «Буран» для работы на космодроме Байконур. Для выполнения этого задания на предприятии был создан отдел спецтепловозов, где велись работы, включающие в себя все стадии проектирования, авторский надзор в процессе постройки, участие во всех этапах испытаний и сдачи в эксплуатацию, а также последующее сервисное обслуживание.

Базовой машиной для системы был выбран тепловоз серии 3М62, после доработки получивший индекс 3М62-П. Для обеспечения требований технического задания машина нуждалась в значительных доработках, при выполнении которых зачастую принимались решения, не имеющие аналогов.

Добавлю, что луганские тепловозы трудились на Байконуре вплоть до их списания в начале 2000-х годов.

Так что Луганщина внесла весомый вклад в освоение космоса, и мы можем по праву гордиться достижениями своих земляков в этой очень сложной сфере.

Материалы ЛИЦ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *