Черные страницы террора: о чем не желает говорить украинская пропаганда?

250-летие Уманской резни на Украине «отметили» абсолютным молчанием.

Сергей Артемьев

Создатели псевдоистории Украины на какие только выдумки не идут, чтобы создать впечатление о невообразимой важности любого события, произошедшего на землях, которые в ХХ веке стали называться «Украиной». Отмечаются любые даты, юбилеи разных «злук» и карателей-эсэсовцев из дивизии «Галичина». Но отъявленные патриоты Украины избегают вспоминать события, которые навсегда очернили собой украинское казачество. Именно такую дату – 250-летие Уманской резни постарались обойти абсолютным молчанием и пропагандистский центр Вятровича, и все украинские СМИ.

И правда, о чем напоминать? О тысячах казненных мирных жителях, виновных лишь в том, что они иной национальности и иной веры? О том, что неописуемая жестокость «полевых командиров» украинского казачества (самопровозглашенных сотников и полковников) подтолкнула царское правительство России к принятию исторического решения о ликвидации Запорожского войска?

21 июня 1768 года вооруженные отряды повстанцев-крестьян вместе с перешедшими на их сторону надворными казаками магната Потоцкого (что-то вроде частной армии олигарха) штурмом взяли польский городок Умань. Гарнизона здесь практически не было. Надворные казаки под предводительством верного слуги магната Потоцкого (ему принадлежал город) сотника Ивана Гонты должны были охранять Умань, за стены которой стекались в поисках спасения от погромов и убийств поляки, евреи, униаты из всех ближайших окрестностей. Но Гонта неожиданно перешел на сторону восставших, говоря современным языком, «активистов».

Несмотря на то, что при штурме не пострадал ни один из нападавших, казаки устроили в городе неимоверную резню, глубоко потрясшую современников. Уничтожались поляки, евреи, униаты… Казакам этого показалось мало, и они принялись истреблять тех горожан, которых заподозрили (!) в сочувствии к жертвам резни. Не жалели никого: ни мужчин, ни женщин, ни детей. Резали даже в синагоге и костёле.

«Резня была так велика и ужасна, что кровь зарезанных стояла в синагоге повыше порогов… Потом буяны вынесли из синагоги все свитки Торы, разложили их по улицам города и верхом проезжали по ним… Трупы убитых евреев десятками тысяч валялись по городу… Их подвергали мучительным истязаниям: рубили, кололи, четвертовали и колесовали, они же с радостью принимали смерть, а Богу своему всё-таки не изменили… Малюток отрывали от грудей своих матерей и колесовали.… Один буян заколол на одном чурбане несколько сот евреев… Дети пострадали за грехи своих отцов и матерей. Валявшиеся трупы бросали за лишь от города; ручьи крови всюду виднелись. Трупы сделались добычей свиней и собак. Резня эта продолжалась восемь дней. Спустя несколько времени Гонта объявил приказ, что никто не смеет скрывать у себя еврея; кто ослушается, голова того будет рассечена», – такое воспоминание оставил современник-еврей.

Конечно, не каждому его слову можно верить. Есть и доля преувеличения – от пережитого ужаса. Ведь не будем забывать: стояла середина XVIII века, расцвет эпохи Просвещения. И такой первозданный ужас в Умани, раздираемой тяжелой гражданской войной в Польше.

Жертвами Уманской резни стали тысячи человек – от 2 до 20 тысяч. А вот украинская версия «Википедии» робко (пока ещё – робко!) указывает, что количество убитых неизвестно и что их могло быть несколько десятков. Впрочем, Вятровичи ещё не добрались до «Википедии», поэтому там всё же упомянуто количество убитых в 20 тысяч человек.

Уманская резня и прочие места «славы» украинских повстанцев глубоко потрясли сопредельные с Польшей страны: Австро-Венгрию, Турцию, Россию. Стало понятно, что польские власти не могут справиться и навести в стране порядок. К тому же действия боевиков Колиивщины затронули ближайшие территории Турции, а к самим бунтарям стали присоединяться беглые русские солдаты и запорожцы.

В Польшу, раздираемую гражданской войной магнатов и бунтом Колиивщины, вошли миротворцы – русские войска. Порядок был наведен уже в июле 1768 года, зачинщики взяты в плен и понесли суровое наказание. Расследование преступлений украинских казаков оказалось в поле зрения лично Екатерины II. Её потрясли факты массового, практически поголовного истребления населения целых городов. Некоторые историки полагают, что именно эти преступления украинского казачества повлияли на решение великой императрицы ликвидировать в 1775 году Запорожское войско.

Для нас же важно не только помнить о тяжелых, черных страницах истории. Куда важнее вынести урок, понимание того, что ни в коем случае нельзя повторять. Вышедший на волю, ничем не обузданный дух бунта, несогласия, пусть и стремящийся к неким призрачным и светлым целям, может привести к тяжелым преступлениям против человечности. И преступники не имеют права на реабилитацию – ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем.

Колиивщина также была долгое время игрушкой в руках польских магнатов, желавших руками простого народа нагрести себе больше власти и богатств. Но, как оказалось, бунт невозможно удержать. Выпущенная на свободу, Колиивщина привела в конце концов к ликвидации польского государства на долгие десятилетия.

Об этом нужно помнить творцам киевского майдана. От рукотворного бунта власть и деньги они получили – даже больше, чем рассчитывали. Но как бы их непомерная жадность не привела к ликвидации украинской государственности…

Материалы информационного портала «Луганск 1»

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *