Апофеоз «незалежности»: как ОМОН учил луганских шахтеров любить Украину 20 лет назад

Сегодня «независимость» Украины празднуют только те, кто находится у власти. Для всех остальных она принесла разруху, обнищание, утрату всех надежд на лучшее будущее. «Независимость» досталась как подарок судьбы, а правители страны поддерживали ее либо несбыточными обещаниями, либо насилием. 

Александр Орлов 

Двадцать лет назад, 24 августа 1998 года, в Луганске случилось то, что не могло случиться. Во имя «демократии» и «независимости» подразделение «Беркута» набросилось на шахтеров, которые стояли пикетом в центре города у здания областной государственной администрации, требуя у власти вернуть заработанные ими деньги. «День незалежности» обернулся кровавым побоищем.

В 1998 году министерство угольной промышленности Украины под руководством Сергея Тулуба провело проверку состояния отрасли. Оказалось, что проверять было почти нечего. Угольная промышленность была развалена, задолженность по зарплате достигала одного года.

«И если случались редкие выплаты денег на шахтах, то они превращались в своего рода издевательство: платили по 20- 30 гривен неизвестно за какой месяц, всем денег не хватало. Случались смерти в очередях, как например, умерла в очереди рабочая шахты «Суходольская Восточная» Ежикова. Директор определял очередность и выдавал сумму тому или иному человеку произвольно. Практиковалось «вознаграждение» за выплату денег, то есть то, что сейчас называется «откатом». На шахте «Таловская» висело объявление о том, что зарплату можно получить за 10% «чаевых», – писал очевидец на сайте Независимого профсоюза шахты имени Баракова в Краснодоне, добавляя, что «такое  положение не могло не вызвать возмущения у шахтеров, делало их жизнь невыносимой».

Отчаявшиеся шахтеры 15 июня 1998 года пошли пешим маршем в Луганск на пикетирование здания областной государственной администрации. Власти пытались надавить на пикетчиков как могли (против них выступили даже «народные избранники» из Верховной рады), но безуспешно. И решились на насильственное усмирение. Вечером 24 августа пикет попытались разогнать силой.

«Беркут» ринулся на людей. Раздались крики. Дубинки мелькали в воздухе, молотили по головам, по плечам. Людей сбивали с ног. Все слилось в страшный, многосотенный, мужской крик, в громадную темно-синюю свалку с эпицентром, где над каждым сбитым на асфальт шахтером нависали по 6-7 «беркутовцев», – сообщал все тот же очевидец.

Пострадало более пятидесяти человек. На площади остались лужи крови. Сюжет об избиении вышел на телеканала 1+1 в позднем выпуске новостей, после чего видеозапись была изъята людьми в погонах, и больше ее никто не видел.

Тогда били всех подряд – даже тех, кто стоял в стороне. Депутата Краснодонского городского совета Алесандра Гордуса, инвалида 2-й группы, избивали дубинками и ногами. С сотрясением головного мозга, нагноившимися ушибленными ранами лица он еще долго лечился в различных больницах.

Таким был день «независимости» Украины для шахтеров Донбасса в 1998 году. Многое ли с тех пор изменилось? Двадцать лет спустя невыплата зарплаты сократилась с года до двух с половиной месяцев. Существенный прогресс! Правда, сейчас Украина завозит уголь из России, ЮАР и даже США. Но это тоже можно считать прогрессом – процветает международная торговля. Хоть и не в пользу Украины. А в остальном?

Вот британское издание «Open Democracy» в статье «Дни минувшей славы» описывает  современную жизнь шахтеров Лисичанска.  В 1991 году в состав «Лисичанскугля» входило одиннадцать  шахт, теперь осталось всего четыре.  Остальные не пережили последствий «незалежности».

«А у нас, что дома сидеть, что в шахту спускаться – все равно голодным останешься», – рассказал журналисту местный горняк.

«Такое ощущение, что угольная промышленность Украине не нужна. Если закроют шахту, то будет безработица. Лисичанск, Новодружевск, Приволье просто вымрут, все отсюда уедут», – подводит итог 27-летней киевской политике в Донбассе собеседница «Open Democracy».

Если бы корреспондент  «Open Democracy» объездил все угольные регионы страны, он услышал бы там примерно то же самое, что и в Лисичанске. Шахта «Нововолынская» на западе Украины стала символом отношения Киева к угольной отрасли. Ее строительство начали еще в 1989 году и до сих пор не завершено. При этом профильное министерство строит планы по закрытию предприятия, которое толком еще не начало работать.

И все же что-то изменилось принципиально. Если в 1998 году ОМОН в Луганске расправился с шахтерами, то в 2014-м в Киеве экстремисты расправились с ОМОНом. А нынешний режим горняков уже просто не берет в расчет.

Материалы информационного портала «Луганск 1»

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *