Анастасия Чернова: «Луганск очень уютный город»

В начале октября литературный фестиваль «Территория слоff» в Луганске  принял гостей из России. Среди них – прозаик, публицист, литературовед, кандидат филологических наук Анастасия Чернова (Москва). Она делится впечатлениями  и размышлениями о Донбассе с порталом «Луганск 1». 

Андрей Чернов 

– Какие впечатления у вас оставил Луганск и фестиваль «Территория слоff»?

– Самые теплые! Очень интересная, насыщенная программа: спектакли, литературные дискуссии, выставки картин. На открытой площадке в парке поэты читали стихи. Мы уже почти отвыкли от такого формата – слушать поэта на открытой сцене, а не где-нибудь в библиотечном зале, под искусственным светом ламп. Поэт обращается к миру. Его строки, словно стрелы, взмывают к облакам. Прибавьте к этому солнечный день и листопад. Все было наполнено тихой радостью и гармонией.

В Луганске мы посетили музей Даля, побродили по старым улицам. Сначала меня очень удивило, что в центре мало храмов. Вроде бы должен быть старинный центральный собор, от которого лучами расходятся улицы. Как, например, в Макарьеве, где я жила этим летом. Или в Вологде, Суздале, Переславле-Залесском. Здесь же в красивом сквере, от которого мы начинали прогулку, стоял памятник Ленину. И все. Позже я узнала, что из тринадцати дореволюционных церквей сохранилась лишь одна… В советское время все было уничтожено. Думаю, это наша общая скорбь. И, конечно, вскоре я увидела другие, новые храмы, возведенные луганчанами уже в конце ХХ – начале ХХI веков. Особенно запомнился храм «Умиления», его светлые витражи…

Вообще Луганск очень уютный город. Страшно думать, что на этих улицах разрывались снаряды… Сейчас во дворах играют дети, купаются в ворохе осенней листвы, прыгают через скакалку. А на скамейке под каштаном двое мужчин разложили шахматы….

– Как вы считаете, полезны ли такие фестивали? Могут ли они способствовать объединению культурных пространств России и Донбасса?

– Да, конечно, полезны. Литераторы из разных городов России и Донбасса плодотворно общаются друг с другом, обмениваются творческим опытом. Встречаются с читателями, от местных жителей узнают подлинные факты из жизни. Писателю очень важно напрямую взаимодействовать с реальностью, а не через чей-то, пусть и талантливый, пересказ. Ничему не верить. Все проверять самому. Из Луганска, кстати, привезла много художественных книг и журналов, уже с интересом читаю.

– По вашим ощущениям: является ли Донбасс частью Русского мира?

– Является! Здесь говорят на русском языке и живут русские люди. Русский мир  очень глубокое понятие. Вижу духовную опасность, когда встречаю наложение, объединение понятий русского и советского. Но считаю, что мы сможем победить, только вырвавшись из плена коммунистической идеологии.

– Есть ли желание ещё раз приехать в Луганск? В другие города Донбасса?

– Да, надеюсь, это не последняя встреча. Состоялся только первый фестиваль. А впереди – еще много творческих свершений и разных событий. Ни разу не была в Донецке. Зато в Луганске пообщалась с донецкими писателями. В итоге представляю почти сказочный город.

– Порою звучит и такое мнение: пока идёт война, нет места искусству. Что вы думаете по этому поводу? Стоит ли проводить фестивали, издавать книги и альманахи, ставить спектакли и играть музыку во время войны?

– Издавать книги, ставить спектакли, играть музыку – очень важно. Особенно во время войны. Не отдаваться духу разрушения, смерти, уничтожения – но всеми силами противодействовать. Да, это сложно. Кажется, что после такой катастрофы слово теряет свою силу. Звучит не по-настоящему, наигранно. Однако произведения искусства вновь и вновь возвращают нас к рубежам мира, любви, правды… Наглядно показывают, что именно мы защищаем, к каким духовно-нравственным ценностям обращены. Вспоминается стихотворение Андрея Медведенко. Сначала он описывает бой. «Куда бы ни вышел / и где бы ни был – / грохает так, что сады трясутся…» А завершается все таким четверостишием: «Азарт не смирим у ребят-стрелков / – лупят по цели четко! / Но не смолкает и хор сверчков. / Нектар добывает – пчелка».

– Преступный киевский режим демонстрирует, что боится любых голосов из России и Донбасса. На Украине запрещены многие книги, в том числе и те, которые изданы в наших городах. Какие плоды может дать эта украинская самоизоляция? Действенна ли она в век интернета?

– Кто ищет, тот, думаю, всегда найдет… Интернет в какой-то степени дает такую возможность. Но здесь другая проблема: жесткая политика контроля книжного рынка соединена с навязыванием определенных идеологических установок, искажающих историческую правду. Невозможно искать другой путь, если даже догадываешься, что он существует…

– На Украине идёт мощное наступление на православие – не только на Украинскую православную церковь как часть Русской православной церкви, но и на всё мировое православие. К чему это может привести? Избежим ли мы грандиозного раскола?

– Сложно прогнозировать. Конечно, хотелось бы верить в лучшее… Но, увы, раскол происходит на наших глазах. Кстати, здесь вновь возникает тема важности родной земли, ее духовных, национальных истоков. Почвы, на которой можно укорениться. Константинопольский Патриарх Варфоломей, по сути, очень несчастен. Где его паства? Да по всему свету рассеяна… А на месте самого Константинополя сейчас другое государство, Турция. Согласно Лозаннскому мирному договору 1923 года, его полномочия ограничиваются лишь отправлением богослужений для проживающих в Турции греков… Нет здесь его Церкви и Родины в полном смысле этого слова. Не на что опереться, и нет земли, на которой можно твердо встать. Патриарх без Родины, Церкви и любимого народа! Как такое вообще возможно?

Материалы информационного портала «Луганск 1»

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *